Заявка на написание книги «Собака и лисица»

Тема

Лисица (самец) с момента рождения содержалась в домашних критериях вкупе с собакой (сукой). Поведение обоих животных изучалось в протяжении практически 2-ух лет (что подтверждается собранным фотоматериалом) – до неожиданной смерти самца. Велся подробный ежедневник наблюдений, содержащий много смешных случаев. На базе проведенного опыта защищена научная диссертация на тему: «Импринтинг лисицы на Заявка на написание книги «Собака и лисица» собаку и человека»; соискатель Джампаоло Барилли, научный управляющий Данило Майнарди, отделение био наук Пармского института, 1973/74 академический год.

Разработка темы

Собака и лисица в протяжении долгой истории существования этих 2-ух видов по-разному относятся к человеку: собака служит, а лисица с ее воровскими наклонностями докучает ему. Пробы приручить лисицу предпринимались Заявка на написание книги «Собака и лисица» еще в доисторические времена, но неудачно. Известны даже случаи спаривания собак с лисицами, о чем писал естествоиспытатель XVIII века Антонио Валлизньери.

Нынешний уровень развития этологии дает возможность пользоваться последующей уловкой: оказывается, если прибегнуть к «импринтингу», другими словами растить вкупе разнополых собаку и лисицу с момента их возникновения на свет, то можно Заявка на написание книги «Собака и лисица» вынудить собаку поверить в то, что она лисица, а лисицу – в то, что она собака. Но «заговорят» ли эти животные меж собой? И, самое главное, усвоют ли они друг дружку? Появится ли у их обоюдное половое желание?

Разбору этих вопросов в книжке будет отведена отдельная глава, а другие затронут Заявка на написание книги «Собака и лисица» такие темы, как игра животных, их злость, охота, отношение к человеку. 1-ая глава ответит на вопрос: с какой целью поставлен данный опыт? И вообщем, какие условия и предпосылки побуждают исследователя браться за тот либо другой опыт? Современная реальность дает много примеров, которые могут послужить отправной точкой для Заявка на написание книги «Собака и лисица» развития таковой темы, как поведение, основанное на любознательности.

Итак, книжка должна состоять из нескольких глав, посвященных отдельным вопросам этологии. Связывающей нитью послужит рассказ о собаке и лисице, имеющих собственные клички. Любая глава будет постоянно начинаться с рассказа о их, чтоб потом перейти к более общей проблематике и попробовать раскрыть Заявка на написание книги «Собака и лисица» специальные особенности сферы обитания, которая порождает отдельные вопросы, явившиеся, кстати, предпосылкой рассматриваемого опыта. Другими словами, если 1-ые странички каждой главы будут посвящены истории отношений собаки и лисицы, то в последующих пойдет непосредственный разговор о других животных. Создатель уповает, что конкретно такая форма подачи материала даст книжке наибольшее обилие и вызовет Заявка на написание книги «Собака и лисица» энтузиазм читателя.

Материал

Как ранее говорилось, в распоряжении создателя имеются фото, иллюстрирующие все стадии опыта. Подразделение каждой главы на вступительную часть, где говорится конкретно о собаке и лисице, и на рассуждения более общего характеристики, обхватывающие так либо по другому разные нюансы этологии, может быть подкреплено надлежащими фото (опыт) и Заявка на написание книги «Собака и лисица» рисунками создателя (рассуждения по общим вопросам).

При желании может быть представлен и другой графический материал.

Срок выполнения

Создатель может представить рукопись объемом около 120 страничек машинописного текста к озари 1975 – весне 1976 года.

В качестве второго документа сошлюсь на свою рецензию, размещенную в «Джорнале нуово», на книжку Гуго ван Лавика «Соло».[1]

Беспристрастное описание естественного Заявка на написание книги «Собака и лисица» поведения животных и наблюдения за ними без какого-нибудь вмешательства в их жизнь – таково кредо каждого этолога. Руководствуясь этими принципами, Гуго ван Лавик изъездил государственный парк Серенгети, следуя за гиеновыми собаками, которые охотятся стаей. Эти животные ведут групповой стиль жизни, строго подчиняясь законам иерархии, устанавливающейся как посреди самцов, так Заявка на написание книги «Собака и лисица» и посреди самок. Потомство приносит, обычно, только та самка, которая занимает главенствующее положение в иерархии самок. Но по причинам, оставшимся неведомыми исследователю, отдала помет одна из самок низшего ранга. Предводительница своры скоро передушила ее щенят. Удалось спастись только суке по кличке Соло (Единственная), которой пришлось потом вкупе с мамой хлебнуть много Заявка на написание книги «Собака и лисица» горя. Члены своры не снабжали их едой, а мама не могла отправиться на охоту, боясь, что в ее отсутствие Соло станет легкой добычей для рыскающих вокруг гиен.

Мы лицезреем, как «объективное описание» равномерно и вопреки намерениям самого создателя преобразуется в современную версию «гадкого утенка». Одно несчастье за Заявка на написание книги «Собака и лисица» другим обрушивается на щенка. А этолог тем временем продолжает бесстрастно следить и обрисовывать действия, укрывшись в собственном моторизованном бунгало. Но чего же канителит всевластный человек, почему он бездействует? И в конце концов, когда гиены уже вот-вот порвут на кусочки бедняжку Соло, – ура, возникают «наши»! Одним словом, человек берет Заявка на написание книги «Собака и лисица» верх над этологом, посылая к дьяволу все его принципы, решительно выжимает сцепление и врывается на собственном лендровере в стаю гиен, готовых растерзать щенка. Соло попадает в лагерь, где поручается материнским заботам златокудрой супруги нашего героя (Джейн Гудолл), а потом щенка оставляют на попечение другой своры гиеновых собак.

Рассказ ван Лавика в Заявка на написание книги «Собака и лисица» неком смысле идеален, и мне представляется полностью оправданным эпизод, когда этолог не выдерживает (для того-то и есть инфантильные сигналы), вмешивается и берет щенка под свою временную защиту. Рассказ идеален и исходя из убеждений намерения создателя дать серьезное описание фактов без какого-нибудь их толкования. Но сумеет Заявка на написание книги «Собака и лисица» ли читатель этой книжки, изобилующей хорошими героями (действующими импульсивно), злодеями (не осознающими собственной вины) и ковбоями на белоснежном скакуне (лендровере), не впасть в настолько презираемый этологами антропоморфизм?

На месте ван Лавика я все таки отдал бы кое-какие пояснения, в чем, видимо, сказывается моя склонность к дидактике. Но «Соло Заявка на написание книги «Собака и лисица»» – это не «Одиссея», и мы никогда не получим «руководство» к чтению схожей литературы. Если же гласить серьезно, ван Лавик написал примерную в собственном роде книжку, пусть даже несколько наивную, но непременно добросовестную и преисполненную самых благих целей. Издательство «Риццоли» выпустило ее в серии книжек для деток, хотя, на мой Заявка на написание книги «Собака и лисица» взор, книжка рассчитана на читателя хоть какого возраста.

Я ознакомил читателя с этой рецензией, будучи глубоко убежден, что по самой собственной концепции произведение ван Лавика являет собой пример того, какой этологическая книжка не должна быть и, следовало бы даже добавить, не может быть. Есть два метода «занятия этологией», которые Заявка на написание книги «Собака и лисица», по-моему, настолько же различны, сколь и правомерны. А если быть более четким, то следует сказать, что есть два разных уровня этологических исследовательских работ. Чтоб объяснить свою идея, мне придется начать с самого начала, либо, как гласили античные римляне, abovo (кстати, о яичке, а поточнее о гусином яичке, пойдет речь ниже Заявка на написание книги «Собака и лисица»).

Заниматься этологией – это означает любознательно учить поведение животных на базе методологии, разработанной натуралистами. Помню, как лет 20 вспять, когда я еще обучался в институте, началось бурное пришествие генетики. В ту пору ассоциация генетиков представляла собой своеобразную сцену, на которой выступали по-петушиному забиячливые юные ученые, поднаторевшие в Заявка на написание книги «Собака и лисица» британских и американских научных лабораториях. Посреди их в ходу была звучная фраза, звучавшая несколько провокационно и направленная, по всей видимости, в адресок старенькых натуралистов-морфологов, профессионалов по вопросам систематизации и т. д. – одним словом, всех тех биологов, которые генетиками не являлись. Эта фраза звучала как девиз: «Общая биология – это Заявка на написание книги «Собака и лисица» генетика». Невзирая на вызывающий тон, она все таки заключала внутри себя глубочайший смысл, так как конкретно благодаря открытию генетических устройств удалось, в конце концов, узнать, как протекает эволюционный процесс, и понять все то, без чего не может обойтись ни один современный естествоиспытатель.

И хотя «молодые львы» – эти «гении с бабочкой Заявка на написание книги «Собака и лисица»» (как в отместку их назвали натуралисты из музеев и спецы по сравнительной морфологии) – очевидно мучались комплексом приемущества, преподнесенный ими урок послужил выработке одного подхода к дилеммам происхождения и развития жизни, которые сейчас полностью рассматриваются в едином эволюционном ключе, а конкретно: живы организмы таковы, каковыми они являются на всех уровнях Заявка на написание книги «Собака и лисица» физиологических структур, систем и методов поведения, и стали такими в итоге естественного отбора, другими словами под воздействием среды. Итак, животные таковы, каковы они есть, и ведут они себя правильно тому, как приспособились (а точнее, приспосабливались) в процессе эволюции к данной среде обитания. Их строение и поведение явились для их типичным «свидетельством Заявка на написание книги «Собака и лисица»» на выживание. Потому, чтоб осознать поведение животных, нужно учить их в естественных критериях, и эту непререкаемую правду нам надлежит раскрыть.

Такой 1-ый уровень этологических исследовательских работ, другими словами наблюдения и описание поведения животных в естественных критериях. Построение этограмм и выявление всего арсенала естественных повадок – таковы нужные Заявка на написание книги «Собака и лисица» отправные моменты при исследовании хоть какого животного. По этому принципу действовал Гуго ван Лавик, так поступают и многие другие этологи. Таковы соответствующие особенности данного уровня этологических исследовательских работ, таковы начальные требования, выдвигаемые юный наукой.

Но круг интересов натуралиста этим не ограничивается. Ведь без экспериментирования нельзя установить, что все-таки по сути Заявка на написание книги «Собака и лисица» движет поведением животного. Можно только выявить отдельные механизмы, связывающие поведение животного с особенностями его строения, которые наложили на него собственный отпечаток и обусловливают некие его поступки. Еще на заре этологии ее основатель взялся «высиживать» яичко, из которого вылупилась гусыня Мартина. Старина Лоренц тем показал нам, что этология тоже может экспериментировать Заявка на написание книги «Собака и лисица» (а не является ли это ее долгом?). Она должна ставить опыты, чтоб утолить свою жажду познаний и расширить границы познанного.

Правда, жажда познаний характерна всем исследователям (возможно, даже всем людям), и к этому вопросу мы еще вернемся. Тут мне хотелось бы сначала выделить, что конкретно благодаря тесту Заявка на написание книги «Собака и лисица» Конрад Лоренц открыл явление импринтинга, другими словами сообразил, что гуси никак не наделены прирожденной способностью распознавать представителей собственного вида, а должны обрести эту способность на своем опыте в самом ранешном возрасте. Гусыня Мартина, считавшая ученого собственной мамой, явилась первым подопытным животным в опыте, который отдал толчок целому ряду исследовательских Заявка на написание книги «Собака и лисица» работ, привел к предстоящим открытиям и породил в науке огромное количество новых понятий. Нам стало понятно неизмеримо больше о отношениях особей в обществах многих видов животных, включая человека. Но более ценно то, что мы сейчас в состоянии дать более четкое разъяснение поведению изучаемых видов животных и отличать при Заявка на написание книги «Собака и лисица» всем этом (о чем пойдет речь ниже) признаки прирожденные от тех, которые привиты позднее либо приобретены в итоге импринтинга.

Одним словом, смысл прошлых рассуждений сводится к тому, что этология содержит в себе как наблюдение и описание поведения животных в естественной среде, так и экспериментирование в лабораторных критериях. Принципиально также, чтоб исследователь Заявка на написание книги «Собака и лисица» повсевременно помнил о специфике естественной сферы обитания данного вида и чтоб экспериментальные данные, приобретенные аналитическим методом, всегда сверялись с плодами наблюдений над животными в их своем мире. Этим и отличается работа этолога от работы психолога-исследователя, который не является натуралистом в полном смысле слова, ибо экспериментирует только в критериях лаборатории Заявка на написание книги «Собака и лисица» и потому часто дает нам искаженное представление о животном – объекте его изысканий.

Таким макаром, постановка опыта на собаке и лисице разъясняется тем энтузиазмом, который представляет промежная, другими словами аналитическая, стадия исследования. В процессе обсуждения нашего опыта попробую делать ссылки на ту необыкновенную среду обитания, каков являются для Заявка на написание книги «Собака и лисица» собаки домашние условия. Не считая того, я постараюсь увязывать свои изыскания с другими тестами и другими данными, чтоб в итоге появилась некоторая сеть, связанная из уже узнаваемых нам фактов и тех вопросов, которые порождены настолько малозначительным на 1-ый взор событием, каковым является странноватая встреча собаки и лисицы.

А Заявка на написание книги «Собака и лисица» сейчас коснемся кратко вопроса о любознательности. Это нужно, чтоб дать концовку вступительной главе и объяснить смысл самой книжки. Любознательность – движущая пружина исследования. Все животные, в большей либо наименьшей степени, занимаются исследовательской деятельностью. У меня сразу встает перед очами картина поведения мыши, оказавшейся в незнакомой обстановке. Любой из вас может сделать Заявка на написание книги «Собака и лисица» этот простой опыт, купив белоснежную мышку и приучив ее жить в ящичке. После того как животное совсем акклиматизируется, устроив для себя норку и выбрав место для отправления естественных надобностей, – одним словом, будет ощущать себя как дома, – откройте его темницу. По собственной натуре мыши очень любопытны, но всегда испытывают ужас перед неизведанным Заявка на написание книги «Собака и лисица». Если вы тихонечко откроете ящичек и спрячтесь в скрытом месте, то скоро увидите, как мышка осторожно выйдет из собственного укрытия и, проделав несколько торопливых шажков, вновь юркнет в ящичек. 2-ой ее выход будет более длительным, но не намного. В последующий раз мышка еще далее отдалится от норки… Кажется, как Заявка на написание книги «Собака и лисица» будто мышь привязана к собственной норе невидимой резинкой-страхом. Стоит ей ближе познакомиться с окружением, как резинка-страх начинает все более растягиваться, и любопытство животного удовлетворяется полнее. Итак, делая недлинные вылазки из собственного надежного убежища на все огромные расстояния, мышь равномерно осваивается с обстановкой.

Навряд ли Заявка на написание книги «Собака и лисица» есть животные совершенно не любознательные. Любопытство, уравновешиваемое осторожностью во избежание лишнего риска, помогает животным осваиваться в новейшей обстановке, узнавать ее с самых различных сторон. Исследовательская жилка в особенности развита у юных животных, которым надлежит обеспечить себя местожительством, где можно было бы расти, взрослеть и плодиться. Вкупе с тем им Заявка на написание книги «Собака и лисица» характерна и тяга к игре. Совместные игры молодняка помогают усваивать повадки взрослых и сразу содействуют выработке охотничьих способностей. Иногда нереально провести четкую грань меж игрой и поиском нового. Когда юные животные резвятся (а игра, как понятно, – занятие самопоощряемое, так как играющий получает в заслугу наслаждение), они осваиваются в окружающей среде, ищут Заявка на написание книги «Собака и лисица» новые источники пропитания, а время от времени, возможно, находят новые решения исконных актуальных заморочек.

Диаграмма зависимости меж ужасом и любопытством: чем меньше мышь опасается, тем больше узнает.

Но рвение к игре и поиску присуще не только лишь молодняку. Все виды семейства псовых склонны к игре даже во взрослом состоянии Заявка на написание книги «Собака и лисица»; то же самое можно сказать и о человеке. Но если псовые играют в силу обстоятельств, вытекающих из группового стиля жизни, то человеком в игре движут совсем другие побудительные мотивы, а конкретно его рвение к созданию вещественной культуры. В одной из собственных книжек, вышедшей не так давно под Заявка на написание книги «Собака и лисица» заглавием «Культурное животное» («L’animale culturale»), я попробовал раскрыть те начальные истоки, которые на заре существования нашего вида породили в нас соответствующую особенность создавать и передавать из поколения в поколение вещественную культуру. Как все приматы (я бы даже произнес, существенно посильнее других приматов), человек способен к восприятию воздействия со стороны Заявка на написание книги «Собака и лисица» представителей собственного вида, другими словами он может передавать и принимать новые познания и открытия; наисильнейшим подспорьем в этом ему служат его изумительные методы общения, которые так пластичны и послушливы, что выражают тончайшие цвета его мыслей.

Но, самое главное, человек способен изобретать. Его созидательная деятельность, внутренний позыв создавать вещественные ценности, чтоб Заявка на написание книги «Собака и лисица» потом передать их другим, его неизменное рвение к прогрессу – все это порождено его любознательностью. А любознательность проявляется вместе с игрой. Ведь открытия совершаются вот тогда, когда исследуется что-то неизведанное, а не в поисках чего-то определенного, прозаически нужного. (В этом смысле охотник, ищущий добычу, ничего не Заявка на написание книги «Собака и лисица» изучит.) Поиски неизведанного приносят удовлетворенность и увлекают исследователя подобно игре. Преимущество таковой созидательной исследовательской деятельности в том, что взрослый человек (по последней мере, некие люди) сохраняет способность по-детски увлекаться и отдаваться поиску и игре с той же непосредственностью, какая характерна юным.

Я не собираюсь утверждать, что все исследователи окутаны Заявка на написание книги «Собака и лисица» этим естественным внутренним порывом, но, непременно, многие и, пожалуй, наилучшие из их. Для таких людей труд никогда не бывает в тягость; обычно, они не имеют хобби (так как работа – их неизменное хобби) и так увлечены своим делом, что их с трудом удается оторвать от неуловимых полетов мысли, когда Заявка на написание книги «Собака и лисица» они находятся во власти «игры в знание». Я на данный момент ловлю себя на том, что невольно воспроизвожу избитый стереотипный образ опереточного ученого. Реальный ученый, естественно, не такой. Но в опереточном типаже как раз и выпячиваются те чудачества, которые в реальности являются неотъемлемыми свойствами прирожденного исследователя. Конкретно для такового Заявка на написание книги «Собака и лисица» ученого приемлимо увлечение незапятнанным поиском, в процессе которого он окутан любопытством и, подхлестываемый безудержной фантазией, работает самозабвенно (пожалуй, эгоистически), познавая ради самого зания. В наше время, когда везде преобладает тяготение к прикладным отраслям науки, стоило бы сказать несколько слов о том, как мала возможность возникновения чего-то подлинно нового в процессе изыскательских Заявка на написание книги «Собака и лисица» работ, преследующих получение заблаговременно установленных результатов, что, в силу самой постановки таких исследовательских работ, исключает всякую неожиданность.

Сейчас будто бы бы пришло время сказать несколько слов и о самом для себя. Когда лет 20 вспять я поступил в институт, мой энтузиазм к животным был так велик, что Заявка на написание книги «Собака и лисица», видимо, неслучайно меня скоро приняли стажером в институт зоологии, хотя я еще был студентом-первокурсником. Я был безгранично счастлив и с головой погрузился в свою первую научную работу. Она заключалась в том, чтоб помогать старшему стажеру подсчитывать количество и определять вид микробов, содержавшихся в пробирках с водой, набранной в одном Заявка на написание книги «Собака и лисица» из горных озер на Апеннинах. Работа была непременно увлекательная и ставила собственной целью исследование сезонных и годовых конфигураций микрофауны под воздействием меняющихся наружных причин. Целые деньки напролет я просиживал перед микроскопом. Даже на данный момент у меня начинает рябить в очах при одном только воспоминании о предметных стеклах с белоснежными отметинами Заявка на написание книги «Собака и лисица», на которые я был должен капать воду из пробирок с плавающими рачками, простейшими и водными растениями. По белоснежным отметинам я терпеливо подсчитывал их количество, пытаясь не заострять внимания на едкий запах фиксатора, от которого першило в горле и слезились глаза.

Такое занятие могло бы показаться одинаковым Заявка на написание книги «Собака и лисица», но мне оно было по нраву и полностью всасывало меня. Как знать, может быть, с течением времени из меня вышел бы гидробиолог. Но мои симпатии, очевидно, оставались на стороне тех, кто в первый раз пробудил во мне живейший энтузиазм к миру животных. Я говорю о живущих плечо о плечо с ординарными людьми Заявка на написание книги «Собака и лисица» обыденных домашних питомцев: курах, голубях, зайчиках, собаках, с которыми деревенским ребятишкам повсевременно приходится иметь дело. И самое главное, они были живы – не то что эти бездыханные инфузории, всплывавшие на поверхность желтого раствора реактивов.

Так проходили 1-ые месяцы моего пребывания в Парме. Целый денек я проводил в Заявка на написание книги «Собака и лисица» лаборатории института, а под вечер шел в дешевенький ресторанчик, где за триста 50 лир подавали полный обед. Эта была пища для тех, кому приходилось потуже затягивать ремень. Нужно признать, что и институтским докторам жилось тогда существенно ужаснее, чем сейчас. И вот в один прекрасный момент в ресторанчике я увидел директора нашего института Заявка на написание книги «Собака и лисица» Бруно Шрайбера, которому предначертано было стать моим научным управляющим. Он тоже не так давно переехал в Парму и не успел еще перевезти сюда семью. Узнав во мне нового «послушника», который вот уже несколько месяцев кряду околачивается в его институте, доктор пригласил меня за собственный стол. Поинтересовавшись сначала, чем я Заявка на написание книги «Собака и лисица» занимаюсь, он принялся расспрашивать о причинах, побудивших меня поступить на био факультет, об интересующих меня животных… Как раз тогдашним моим увлечением были почтовые голуби. Поборов первоначальную робость, я уже не мог тормознуть и все говорил и говорил о сизарях. Одним словом, на последующий денек моя карьера гидробиолога завершилась, и Заявка на написание книги «Собака и лисица» я приступил к сооружению голубятни на чердаке института. Под управлением доктора Шрайбера я не один год проработал над неуввязками, связанными с поведением голубей.

Мне никогда не запамятовать этой встречи в ресторанчике, которая оказалась для меня настолько принципиальной и решающей. С того вечера я вправду понял, какое счастье иметь реального учителя Заявка на написание книги «Собака и лисица», как красивым и плодотворным может быть сотрудничество меж учителем и учеником, основанное на обоюдном почтении и подкрепленное общей страстью к исследованию. (Много лет спустя, когда мне пришлось работать над неуввязками обмена информацией и культуры, я еще поглубже понял необходимость таких отношений, если мы вправду желаем достигнуть, чтоб передача познаний Заявка на написание книги «Собака и лисица» была полной и действенной.)

В тот давний вечер я усвоил очередной урок, которому с того времени постоянно следую. Когда ко мне обращается кто-нибудь из студентов и изъявляет желание поработать со мной, я всегда интересуюсь при всем этом, каких животных он лучшим образом знает и умеет растить и чем Заявка на написание книги «Собака и лисица» бы непосредственно желал заниматься. А потом, по мере способности, стараюсь удовлетворить эти запросы, культивируя тем, если можно так выразиться, любознательность собственного ученика. Так, к примеру, благодаря одному любителю подводного мира в нашей лаборатории появились раки-отшельники, а увлечение другого студента рыбалкой подтолкнуло нас заняться исследованием поведения рыб Заявка на написание книги «Собака и лисица» в пресных водоемах. Итак, отдавая свои познания студентам, я много получил и от их.

На этом история всех «почему» подходит к собственному окончанию. В один прекрасный момент в нашей лаборатории объявился Барилли, который предложил мне вместе поработать над диссертацией. Я отыскал его опытным спецом по разведению животных: у себя Заявка на написание книги «Собака и лисица» дома в Новеллара (провинция Реджо-Эмилия) он устроил целый питомник. Ему удалось даже получить потомство от пары лисиц, живущей в неволе. Самка вот-вот должна была принести новый помет. Случай был заманчивый… Мы здесь же накидали план совместных действий, в каком и мне нашлась работа: уже пару лет я занимался Заявка на написание книги «Собака и лисица» неувязкой импринтинга, и меня издавна заинтересовывали предпосылки одомашнивания собаки, также огромное количество других связанных с этим вопросов, на которых я позже остановлюсь. А пока принципиально было не упустить момент и срочно отыскать собаку, родственную по размерам с лисицей и собирающуюся ощениться. Мы отыскали такую, и наш опыт начался Заявка на написание книги «Собака и лисица».

Глава 2-ая

Рождение и импринтинг

Эта история повторялась каждый год. В конце января Барилли не раз следил ночами, как его лисы начинали медлительно сближаться, фырча, шипя и повизгивая. В неясном свете фонаря можно было разобрать какую-то возню, пока самка, проявляя расположенность к самцу, не начинала испускать умеренно циклический клич «кьё-кьё Заявка на написание книги «Собака и лисица»-кьё-кьё». А потом – спаривание.

Ее окрестили Кьё в честь издаваемого ею любовного призыва. Она мама Кочиса – лисенка в нашем опыте.

Обычно «кьёкают» лисята, но нередко взрослые лисицы-самки издают такое щенячье попискивание во время супружеских игр, чтоб сдерживать злость самцов. Эти звуки помогают им вызвать к для себя дружественное Заявка на написание книги «Собака и лисица» размещение и покровительственное отношение самца. Точно так же часто можно созидать, как во время супружеских игр воробьев самка вдруг начинает бешено лупить крыльями, как будто голодный птенец, выпрашивающий еду у родителей.

Явление это достаточно всераспространено и носит заглавие внутривидового миметизма, когда одна особь подражает в собственном поведении другой Заявка на написание книги «Собака и лисица» особи такого же вида. Следует выделить, что имитация в этом случае – это не персонально обретенный признак, а действие, совершаемое непроизвольно и возникшее в итоге долгого эволюционного процесса. В процессе эволюции сфера использования сигнала существенно расширилась, а сам сигнал видоизменился и вошел в новый контекст. Бьющий крыльями воробьишка Заявка на написание книги «Собака и лисица» на первых порах выпрашивает таким макаром корм у родителей, а позднее начинает использовать этот сигнал для сдерживания злости взрослых птиц. В веренице поколений этот сигнал перебежал к воробьихам, которые пользуются им для сдерживания нетерпеливого самца, а уже потом – в качестве знака расположения и согласия к спариванию; первоначальное его значение как просьба Заявка на написание книги «Собака и лисица» еды тут вполне утрачено. В других схожих случаях, когда, к примеру, голуби трутся клювами (лобзаются) либо самец крачки потчует рыбой свою избранницу, – все это уже не что другое, как ритуал ухаживания.

Но эволюция языка животных пошла еще далее. Иногда пугливые самцы берут на вооружение сигнал, применяемый самками для выражения Заявка на написание книги «Собака и лисица» полового влечения и служащий поощрением для ухажеров. Так, время от времени полностью зрелый лев при встрече с матерым сородичем начинает игриво вилять хвостом, чтобы сдержать его гнев – как будто львица-соблазнительница, демонстрирующая свои «прелести»; в новеньком контексте этот сигнал заигрывания утратил всякую половую расцветку.

Расшифровка значения собственных Заявка на написание книги «Собака и лисица» имен – это на данный момент практически повальное увлечение. Древний обычай давать животным клички по любым соответствующим для их признакам (как в случае с лисицей Кьё) позволил и мне использовать этологию для упражнений в ономастике.[2]Но пора возвратиться к нашей лисице, которая, как и предполагалось, разрешилась в собственной конуре в Заявка на написание книги «Собака и лисица» самом начале апреля. В протяжении 10 дней никто не беспокоил детей, любовно выхаживаемых Кьё.

У лисиц, как и у собак, щенки 1-го помета возникают на свет через неодинаковые промежутки времени. Роженица воспринимает самое инициативное роль в родах, как будто отлично сознавая, что конкретно и в какой последовательности ей надлежит сделать. Уверенно орудуя языком Заявка на написание книги «Собака и лисица» и зубами, она осторожно отделяет и разрывает околоплодный пузырь, перегрызает пуповину и поедает все остатки последа. Потом мама устраивается рядом с новорожденным и начинает облизывать его. Этот непрекращающийся массаж, стимулирующий деятельность органов детеныша, имеет решающее значение для постановки его дыхания, которое равномерно приобретает нужный ритм. Чуть появившись Заявка на написание книги «Собака и лисица» на свет, щенок сразу начинает издавать нежное попискивание.

В течение первых 2-ух недель жизни щенки совсем беспомощны, их нервная система еще нуждается в предстоящем развитии, они слепы и глухи. В этот период они не покидают конуру, и забота о их отбирает у мамы много сил и времени. Самое развитое чувство у Заявка на написание книги «Собака и лисица» щенков – осязание, помогающее им искать материнские соски. Чувствительны они также к температурным изменениям и, чтоб поддерживать неизменный термический режим, тесновато прижимаются друг к другу и к животику мамы. Если же вдруг кто-то из щенков заблудится, то сходу подает сигналы волнения, и мама приходит на помощь, беря Заявка на написание книги «Собака и лисица» его в пасть либо подталкивая рожой к конуре.

Итак, 1-ые две недели жизни щенята полностью зависят от термических, обонятельных и осязательных чувств, и это длится до того времени, пока у детенышей не раскроются глаза, а уши не начнут принимать звуки окружающего мира. Сначала – это полное безмятежности существование, материнское тепло Заявка на написание книги «Собака и лисица», поиски смачного молока. Но потом, благодаря резвому развитию организма щенков, начинается уже подлинная жизнь в обществе, и пружина любопытства дает о для себя знать.

Нужно было приступить к тесту до начала этой 2-ой стадии развития. Лисенок Кочис был изъят из материнской конуры на десятый денек после возникновения на свет Заявка на написание книги «Собака и лисица» и помещен в удачный утепленный ящик совместно с сукой по кличке Блюе пятнадцати дней от роду. Это была представительница хитрющих дворовых созданий неопределенной породы, белоснежного окраса с темными отметинами, которую для больщей значимости назвали фокстерьером. Но для нас основным была не чистота кровей, а то, что Блюе родилась практически сразу с Заявка на написание книги «Собака и лисица» Кочисом, была сукой и принадлежала к собачьей породе, идентичной по размерам с лисицами.

Блюе и Кочис

Вновь образованное разношерстное семейство из 2-ух сосунков было доверено любовным стараниям моего соискателя и его матери. Синьора Барилли оказалась очень опытной, рачительной и знающей свое дело приемной мамой.

Растить щенков, добиваясь Заявка на написание книги «Собака и лисица» при всем этом неплохой надбавки в весе, – дело достаточно хлопотное. Около 10 дней детей кормили каждые три часа, используя толстый шприц без иглы, при помощи которого в их рты впрыскивали цельное коровье либо порошковое молоко – приблизительно по пятнадцати мл за прием. 1-ая кормежка начиналась в 6 30 утра, последняя заканчивалась в полночь Заявка на написание книги «Собака и лисица».

С течением времени дневной рацион уплотнялся добавлением в него мяса и овощей. Когда щенятам исполнился месяц, их стали подкармливать из общей миски, и они охотно поедали свою похлебку. Лисица и собака росли нормально, жили дружно, как брат и сестра, и были очень доверчивы к людям, которые за ними ухаживали Заявка на написание книги «Собака и лисица».

Вот тут-то мы, в конце концов, и подошли к самому тесту. Чтоб сдержать свое обещание и дать каждому явлению соответственное пояснение, мне нужно сейчас поподробнее тормознуть на сущности поставленного опыта. Одним словом, я должен коснуться хотя бы в общих чертах вопроса об импринтинге.


zayavka-na-uchastie-vkonkurse-stihotvorenij-sobstvennogo-sochineniya.html
zayavka-na-uchastie-vo-vnutrennem-konkurse-liderov-kurganskoj-oblastnoj-molodyozhnoj-obshestvennoj-organizacii-xxi-vek.html
zayavka-na-uchastie-vo-vserossijskom-konkurse.html